Киев
облачно
+2 °C
Пробки:
5 баллов

В городе работали сыщики от Бога, но и орудовали «оборотни в погонах», зарабатывающие на ворах

Вот уже год, как наша милиция стала полицией. А ведь сто лет назад все было с точностью до наоборот — после революции 1917 года полиция исчезла в вихре Гражданской войны, и в крупных городах, в том числе и Киеве, начала формироваться милиция. О том, какой именно была киевская дореволюционная полиция, можно узнать из материалов, которые хранятся в архиве города Киева.

В 1892 году очередная попытка создать сыскную полицию в Киеве по образцу петербургской провалилась. Денег на ее содержание не хватало, а население Киева тогда перевалило за 200 тыс. В начале XX века сыскная полиция только формировалась, и поэтому все ложилось на плечи городовых. Они были обязаны дежурить на улицах, следить за порядком, бороться с самогоноварением, воровством, проституцией, карманниками. Но эти люди были не суперменами, поэтому Киев традиционно занимал первые места по количеству преступлений в Российской империи.

Впрочем, некоторым сыщикам удавалось бороться с преступностью вполне успешно. Например, заведующему сыскной частью киевской полиции Георгию Михайловичу Рудому. На эту должность он был назначен в августе 1901 года генерал-майором Треповым, с окладом 1600 рублей в год, о чем сохранился указ губернатора под грифом «совершенно секретно». Рудой был выходцем из крестьян, служил на разных должностях в полиции Умани, Василькова и Киева. Из его биографии мы узнаем, что Рудой окончил гимназию в Умани и не был судим (с судимостями в полицию не брали). Он неоднократно награждался орденами, медалями и премиями за отличную работу по розыску преступников.

Именно Рудой разоблачил в Киеве банду крупных фальшивомонетчиков, выявил банду воров, которые грабили товарные поезда в Фастове, раскрыл два жестоких убийства крестьянина и лесника. Рудого вызывали на самые сложные и запутанные кражи. В 1902 году на квартире у генерал-майора Максимовича со стола украли золотые часы с цепочкой стоимостью 275 рублей. К большой радости генерала, Рудой раскрыл дело за сутки! Вором оказался студент Соболевский, который занимался обучением дочери генерала. Он же с покаянием и вернул ему часы.

Сам киевский губернатор восхищался талантом Рудого! Именно он выследил и задержал в Киеве две банды поджигателей, они за деньги занимались массовыми поджогами домов, которые были застрахованы, и их владельцы надеялись получить бешеные страховые выплаты из госказны. Мошенники были наказаны. Георгия Рудого начали отправлять в командировки на Киевщину, где он, в частности, раскрыл аферу по изготовлению фальшивого табака. Была и командировка за границу — во Львов, который тогда был частью Австрийской империи, где Рудой раскрыл подпольную типографию, которая штамповала фальшивые почтовые марки. У заведующего был загранпаспорт, который тогда можно было получить, уплатив 15 рублей.

За годы работы Рудой приобрел образ киевского Эркюля Пуаро. Его отправляют расследовать убийство на станции Рахны, где ограбили сборщика налогов казенных винных лавок Подольской губернии. А в 1906 году его, по требованию министра МВД, направляют расследовать покушение на премьер-министра Российской империи Петра Столыпина, дачу которого взорвали на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге. Тогда погибло 30 человек, было ранено 70, а сам премьер чудом выжил.

Рудой накопил большой капитал, владел огромным имением, мельницей и землей на Киевщине (проживал на улице Спасской, 8). В 1917 году он имел билет на бесплатный проезд во всех поездах империи, получил его уже в Петрограде. Уволен из полиции он был «за злоупотребления». Как сложилась дальнейшая судьба знаменитого сыщика, неизвестно, он резко критиковал войну и бардак в стране, выставил на продажу свое имение… Его след теряется в 1918 году.

new_image4_121

Собаки на службе. Полицейские использовали животных.

new_image_147

Городовой. На киевской улице.

По клику – большое изображение.

ЧЕМ ЗАНИМАЛАСЬ ПОЛИЦЕЙСКИЕ

  • охраняли порядок
  • вели следствие и ловили преступников
  • следили за паспортным режимом и вели учет населения
  • следили за количеством бездомных животных
  • боролись с попрошайками, беспризониками
  • помогали пожарной службе
  • организовывали карантинные меры в случае эпидемий утилизация просроченых товаров
  • следили за чистотой в городе, им были подотчетны дворники, которые иногда исполняли фунции городовых
  • следили за порядком в питейных домах, трактирах и домах терпимости
  • взимали недоимки налогов и сборов
  • обслуживали судебные процессы
  • приводили в исполнение решения судов

При каждом полицейском участке были арестантские камеры, в которых содержались осужденные до 6 месяцев за мелкие преступления:

  • непослушание при обысках
  • вымогательство
  • содержание борделей
  • участие в запрещенных азартных играх
  • распространение запрещенной литературы
  • Осужденные за более дерзкие преступления помещались в тюремный Лукьяновский замок и в пересыльные тюрьмы.

-2_11

СКАНДАЛЬНАЯ «АСЛАНИАДА»

Служба в киевской полиции была не из легких. При этом часто в ней появлялись случайные люди. В архивных делах можно найти приказы по полиции об увольнении полицейских: «Уволить городового Дворцового участка Алексея Пятницкого (нагрудный знак №159) — за нетрезвое поведение, городового Сергея Былова (знак №180) — за злостное пьянство, Мефодия Грыба (знак №182) — за небрежное отношение к службе. Околоточному надзирателю Плоского участка Березовскому и приставу того же участка Дорашкевичу объявить строгий выговор, а околоточного надзирателя Лукьяновского участка Исаевича за избиение гражданина Глутака подвергнуть аресту в участке на трое суток», — гласит архивный документ.

На полицейских была возложена масса задач. Что говорить, если им даже полагалось следить за утилизацией просроченных товаров в городе. Был случай, когда купец выбросил огромное количество просроченных консервных банок с сардинами на мелководье у Цепного моста. Пацаны с Никольской слободки их выловили — ели сами и продавали на базарах… Городовые жаловались на низкую зарплату и, не дождавшись ее, увольнялись. Некоторые даже сводили счеты с жизнью, оставляя предсмертные записки.

Вскоре для городовых, которые несли дежурства на улицах по 12 часов, ввели посменную работу, кроме того, каждый день 50—80 городовых снимали с постов, и они сопровождали арестованных, в то время как улицы были не защищены от преступников. Людей хронически не хватало, и к контролю за порядком привлекали даже дворников. Ночью город охраняли конные патрули, намеревались ввести велопатрули, а на службу брали собак-ищеек. Одна из них, по кличке Воллота, стала звездой в газетах, о ее способностях в поисках украденного и поимке преступников писали очень часто.

Мелкие реформы ситуацию не спасали. Преступность стремительно росла, Киев наводнили банды карманников. В 1905 году город пережил еврейские погромы, с которыми не могла справиться полиция. Например, был разграблен магазин известного в Киеве ювелира Иосифа Маршака, список с номерами украденных золотых и серебряных изделий был подан в полицию, но их никто не искал. Многие полицейские выполняли обязанности спустя рукава, а иногда сами совершали преступления. Газеты писали, что киевская полиция работает в одной связке с ворами. Приводилось множество фактов, когда сыщики встречали на вокзалах воров-карманников и водили их по театрам, рассказывая, где можно воровать и сколько воры должны платить им за «крышу». А если вор был пойман, он удивительным образом удирал по дороге в тюрьму. Яркий тому пример — история с карманником Поповым, который обворовал нескольких богатых киевлян. Его, по решению суда, отправили в Лукьяновскую тюрьму. Но по дороге городовые Глотов и Василенко «случайно» зашли в трактир на Старо-Житомирской улице, откуда арестант бежал. Вечером пьяные городовые явились в участок и заявили о ЧП. Оказалось, преступник сказал им, что ему нужно выйти, и оставил полицейским как залог свою… шляпу. Естественно, он бесследно исчез. Все побеги были неслучайны. А когда в Киеве был арестован глава шайки карманных воров Мишка Ликимарь, до этого несколько месяцев грабивший киевлян, он потребовал от городовых позвонить самому начальнику сыскной части киевской полиции Асланову Спиридону Ивановичу! И вскоре был отпущен на свободу — в сыскной части… не нашлось его фотокарточки, мол, не того поймали. Как позже выяснилось, начальник сыскной части и его подчиненные торговали фотографиями преступников, продавая их им же за большие деньги. В 1908 году сыскная часть киевской полиции состояла из 37 человек: начальника, двух околоточных надзирателей, 6 агентов полиции, 28 агентов по вольному найму, среди которых были любители и тайные осведомители.

Все эти истории стали достоянием газет, и в 1908 году вспыхнул грандиозный скандал — Спиридоном Аслановым занялось МВД. В его квартире и кабинете был проведен обыск, в ходе которого нашли огромные суммы денег, оружие, драгоценности — золотые цепочки и портсигары, которыми делились с ним воры. А еще — фотографии воров и чистые бланки паспортов, которые Асланов не успел продать. В газетах этот скандал прозвали «Асланиадой».

Были выявлены чудовищные факты деятельности «оборотней в погонах»: подручные Асланова не брезговали тем, что закладывали в ломбардах драгоценности, которые являлись вещдоками. Вскоре агенты сыскной части начали признаваться и сообщать, что отбирали драгоценности у карманных воров и передавали Асланову за возможность работать. А тех сыщиков, которые действительно боролись с преступностью, Асланов выживал из органов. Но уйти пришлось ему. Асланов в своей объяснительной записке оправдывался, мол, его стараниями был задержан «король воров» Исаак Пшеница. «В меня в последнее время бросали не камнями, а, по выражению одного писателя, целой мостовой!» — обиженно писал Асланов.

Он был уволен, а на должность шефа сыскной части был назначен Николай Красовский. Он личным примером показывал подчиненным, как надо раскрывать преступления по горячим следам и работать с тайной агентурой. Уголовный мир Киева вздрогнул. Преступники покидали город, а одна воровская группа даже решила убрать Красовского. Но убрали Красовского не они, а начальство. Красовский расследовал громкое дело еврея Бейлиса, которого обвиняли в ритуальном убийстве 12-летнего школьника Андрея Ющинского. Обвинения против Бейлиса, за которым наблюдал весь мир, как известно, благополучно развалились в суде, чему поспособствовал Красовский, который проводил независимое расследование.

 

Оставить комментарий

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

*

code