Киев
облачно с прояснениями
+10 °C
Пробки:
4 балла

Центральное разведуправление США оцифровало и выложило в сеть порядка 12 миллионов страниц засекреченных ранее документов. Массив опубликованных материалов содержит уникальную информацию о жизни в Киеве в начале «холодной войны». Realist изучает архивы ЦРУ, чтобы понять, какой была столица Украины полвека назад.

Значительная часть обнародованной информации о Киеве приходится на послевоенный период, начиная с 1947 года — года основания Центрального разведуправления США. В столице УССР американских шпионов интересовало решительно все, но первым делом, конечно же, стратегические объекты: аэродромы, военные части, казармы, заводы, мосты, железнодорожные пути, газопроводы, электросети; а также ученые (потенциальные кандидаты на сотрудничество) и даже схемы поставок в город хлеба и молока. Впрочем, среди вороха документов, представляющих интерес для военных, нашлось немало информации, которая помогает понять, каким был быт Киева в середине 20 века. Кое-что в жизни киевлян не изменились до сих пор.

Потребительская корзина

В декабре 1952 года аналитики в Лэнгли получили достаточно пищи для размышлений. Один из агентов ЦРУ, работавший на берегу Днепра, подсчитал размер среднего месячного бюджета для очень скромной киевской семьи из четырех человек:

Жилье (коммунальные услуги) — 90 рублей, еда (включая мясо дважды в месяц и жир для жарки) — 640, госкредит — 120, налоги — 60, развлечения — 50, водка (литр) — 44, махорка — 26, проезд — 30, мебель и ремонт квартиры — 70, прочее — 70.

Итого: 1 200 рублей

В документе также есть цены на основные услуги, продукты и товары в столице УССР по состоянию на конец 1952 года: стрижка и бритье от 4 до 10 рублей; билет в кино 2−6, в оперу 6−25; десяток яиц от 12 до 15 рублей, кило свинины за 30, кило черной икры за 140, литр водки за 44−58, кило кофе за 72 рубля; телевизор за 1 600 рублей, авто «Москвич» за 9 000 и «мужской» велосипед за 600 — 900 рублей.

Спустя десять лет после войны, в Киеве живется все еще непросто. В 1955-м в ЦРУ докладывают: «Среди простых киевлян наблюдается значительное недовольство отсутствием потребительских товаров. В городе очереди за хлебом и сахаром. На рынках есть продукция, но она дорогая. Несмотря на пропаганду развития тяжелой промышленности, рабочие на киевских заводах попали под сокращение и вынуждены уехать в колхозы».

«Около 80% жителей Киева используют в общении украинский язык. Политические темы никогда не обсуждают с незнакомцами», — из доклада ЦРУ от 28 сентября 1954 года.
Bol’shoy Gastronom и «Интурист»

Многие документы, улетавшие с днепровских круч в штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли, похожи на туристические путеводители. В них немало информации о гостиницах и магазинах тех лет.

Пятиэтажный, u-образный отель «Интурист», построенный из алебастрового кирпича, предназначен исключительно для зарубежных гостей. Ночь в 53-м здесь стоила от 20 до 120 рублей. А в четырехэтажную гостиницу «Театральная» заселялись постояльцы попроще. За койку в обще комнате с шестью кроватями отдавали 10 рублей, за отдельный номер 20 рублей, 60 за «люкс».

Одним из лучших отелей в Киеве информаторы ЦРУ называли «Палац» (ныне Premier Palace, — R°): «Существенно разрушенный во время Второй Мировой, он восстановлен. В отеле 600 комнат. Цена за ночь колеблется от 20 до 120 рублей».

«Главный деликатесный магазин» (он же Bol’shoy Gastronom) располагался на первом этаже многоквартирного дома. По будням работал с 9.00 до 18.00. В субботу до 23.00. А в воскресенье всего до 11.00. По такому же графику трудились и в семиэтажном Univermag, где можно было купить все, кроме еды.

«Несмотря на то, что многие улицы Киева переименовали после 1917 года, оригинальные украинские названия все еще в обиходе. Например, улица Свердлова все время упоминается как Институтская», — из доклада ЦРУ от 14 июня 1960 года.
Час пик

За шесть лет до открытия метрополитена, Киев испытывал те же транспортные проблемы, что и сейчас.

«Большое количество тех, кто работает в Киеве, живет в пригородах, — говорится в аналитической записке от 13 апреля 1954 года. — Заводы начинают работать в шесть, семь, восемь часов. По утрам всегда наблюдается столпотворение рабочих, которые пытаются попасть на работу вовремя. Активность начинается в четыре утра. К пяти-шести часам железнодорожные станции, трамвайные, троллейбусные остановки переполнены. Огромные толпы наблюдаются вновь в 16.00−17.00, в конце рабочего дня. Тяжелей всего — летом».

Впрочем, согласно докладу, в Киеве много такси Pobeda. Трамваи (по Хрещатику они уже не ходят) работают 22 часа в сутки, останавливаясь на перерыв только с двух до четырех ночи. А еще с Левого на Правый берег можно легко добраться по воде — на моторной или весельной лодке. Билет стоит 50 копеек.

Секретная лаборатория в Лавре

С конца 40-х американские шпионы не спускали глаз с территории монастыря Киево-Печерской Лавры. В докладах отмечалось, что одно из зданий по-прежнему занято монахами. Еще одну постройку в 1948-м восстановили, а в 49-м начали завозить туда оборудование «неустановленного образца». После длительных наблюдений информаторы доложили: «Нужно полагать, что это физическая исследовательская лаборатория для тестирования металлов и искусственных материалов. В конце дня люди рабочие выходили все в черной пыли. Атомные и бактериологические исследования в этом строении невозможны».

«Центр Киева практически полностью восстановлен после войны и очень современен. Улицы хорошо освещены. На них много указателей. Железнодорожный вокзал выполнен в современном дизайне. Здесь есть большой зал ожидания, магазины. На вокзале чрезвычайно много патрулей милиции», — из доклада ЦРУ от 2 ноября 1953 года.
От субмарин до testomesilok

Агенты ЦРУ, по понятным причинам, уделяли много внимания расположенным в столице УССР заводам. В первую очередь оборонного комплекса: например, «Большевику», где, помимо прочего, выпускали агрегаты для субмарин.

Впрочем, не проходили мимо и мирных производств. В частности, «Продмаша» на Куреневке. Американские шпионы разглядели здесь 1 тыс. рабочих, админздание, столовую, медпункт, гараж, котельную, сборочный, литейный цех, кузницу, экспериментальный цех и много чего еще.

«Завод выпускает технику для пищевой промышленности, — отчитывался информатор. — Среди нее: testodeliteli, testookrugliteli, testomesilki, butylo-moechnyye apparaty. Директор завода — Николай Васильевич Михненко. Главный инженер — Гнатовский. Технолог — Клигер».

Газ с немецким акцентом

Осенью 47-го, в первый гол своей работы, ЦРУ получает информацию о строительстве газопровода протяженностью 600 км — от поселка Дашава (Львовская область) до Киева.

«Ветка сконструирована преимущественно немецкими инженерами с использованием материалов, привезенных из Германии в качестве репарации. На строительстве объекта задействовано 30 000 военнопленных и политических заключенных. По завершению строительства линии, планируется расширение сети, конструирование других веток, которые будет радиально расходиться от Киева», — сообщается в записке.

По данным автора документа, дашавского газа достаточно, чтобы ежегодно экономить 1,5 млн тонн угля и эквивалентного им количества древесины.

«Большинство жилых домов Киева оборудованы громкоговорителями, которые транслируют стандартные программы согласно Линии Партии. Лишь у немногих местных жителей есть радиостанции, способные принимать зарубежные программы», — из доклада ЦРУ от 2 ноября 1953 года.
Туалеты и больницы

Отчеты ЦРУ начала 50-х содержат немало информации о состоянии здоровья киевлян. Отмечается, что в 30-х уровень рождаемости был больше, чем смертности. Обычно горожане умирали от острых инфекций, туберкулеза, сердечных приступов, проблем с почками и от злокачественных опухолей. Зафиксировано всего несколько эпизодов менингита, полиомиелит — крайне редок.

В послевоенные годы центральная система канализации была доступна в основном центральной части города. «В конечном счете, канализационные отходы сбрасывались в Днепр. Человеческие экскременты не использовали для удобрений. На окраинах — много „сельских туалетов“. Бытовые отходы вывозили только раз в неделю», — гласит рассекреченный документ ЦРУ 1951 года, где также советуют кипятить воду, тщательно мыть овощи и фрукты.

В подробном отчете автор делится впечатлениями об уровне медицины Киева тех лет: большинство больниц построены еще до революции, оснащены устаревшим хирургическим и рентгенологическим оборудованием, старыми кроватями, постельным бельем и одеялами. Количество коек (около 10 000) неравноценно быстро растущему населению Киева. Впрочем, лабораторное оборудование «скорее хорошее». Что касается лекарств, то они «прекрасные» в номенклатурных больницах и «не очень хорошие» в общих.

«В целом условия для здоровья киевлян удовлетворительные. Санитария низкая. Медицинская, санитарная, стоматологическая помощь — удовлетворительные. Влияние местного климата на женщин, детей и мужчин — положительное», — говорится в депеше.

Оставить комментарий

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

*

code